Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

люцик

Начало новой книги. Рабочее название - "Секта".

Я всегда вижу их, стоит только закрыть глаза. Прошло уже больше 20 лет, целая жизнь. Я стал другим. Я больше не настороженный мальчик, мускулистый глупый волчонок, готовый по команде броском вырваться вперед и перегрызть горло тому, на кого укажет вожак. Я давно растворил в себе того мальчика, поглотил его тень - отчасти из чувства стыда, отчасти из страха. Теперь у меня седина, тугое мясо на животе и загривке, дорогая машина, налаженная буржуазная жизнь, в которой все официантки любимого ресторана знают мое имя и помнят, что кофе я предпочитаю с двойными сливками и без сахара. Эта новая жизнь села на мои плечи как пиджак из хорошего ателье, в ней уютно, она мне к лицу.
Но все равно я вижу их, и они как живые, и это страшно.
За годы я привык жить с этой тяжестью и научится словно держать каждую мысль на коротком поводке. Буддийская бдительность - не из желания что-то постичь, но из чувства самосохранения. Отпустишь мысли с поводка, и они тебя до костей обглодают - они давно ждали того часа, когда ты состаришься, станешь сентиментальным и взлелеешь чувство вины.
Я всегда их вижу.
И если страшный суд существует, я знаю, кто будет моими присяжными заседателями.
Вот они.
Стоят, преклонив колени, перед почерневшей от старости иконой. Икона без оклада, просто кусок доски, и едва разглядишь в тусклых красках очертания святого лика. А когда глаза все же нащупывают фигуру, отшатнуться хочется - у святого-то волчья голова, а ней рога козлиные, из приоткрытой пасти капает слюна, когтистые лапы крепко держат кусок сочащегося мяса.
Они на коленях стоят, все такие бледные, спокойные, на лице у каждого - торжественность соприкосновения с вечностью. Молятся кровожадному волку, а потом один поднимается и тихо говорит: "Охота. Пора".
Вот они.
Женщина с одутловатым лицом и глазами чуть навыкате стоит на ящике из-под бананов, а на шее у нее - петля. Босые ноги - грязные и грубые, ногти грибок разъел, а платье - новое и нарядное, из блестящей китайской парчи. "Сережа! Торопись, опоздаем! - кричит она, поправляя на полной шее веревку, - Брось все, уходим! Ты нож возьми с зазубринами, чтобы точно! Не жалей себя, больно будет всего минуту!"
Вот они.
Нежные мальчик и девочка, едва расцветшие в возраст противопоставления себя остальному миру. Все у них черное - одежда, волосы, лак на ногтях, тени на веках, помада. Мальчика можно отличить только по тщательно подстриженной бороде - такую форму любили конкистадоры. Оба в платьях, на девочке - кружева, на мальчике - плотный бархат. "Я вручаю тебе кровь от крови моей, ибо мы - венчаны за пределами!"
Хирургический скальпель блестит в свете тусклой лампочки, короткое "ой!", в котором детское неприятие боли, струйка темной, как абхазский виноградный сок, крови течет по руке.
Вот они.
Бредут по старому сельскому кладбищу, между запорошенных снегом могил, пока не найдут ту, которая заставит остановиться. Глаза ресницами пришторены, носом водят - точь-в-точь как голодные лисы.
Вот они.
У старика руки в копоти, его движения - быстрые и нервные, звериные. Перочинным ножиком он ловко снимает верхний слой лака с иконы, являя тайное, спрятанное изображение. Постепенно на доске лицо проявляется - глаза как черные дыры, лоб хмурый, губы сжаты, а взгляд такой, как будто бы смотришь в попасть и вдруг понимаешь, что живая она, эта пустота.
люцик

Немного этического

Сегодня пятница, 13е!
По этому случаю вот что напишу. Знали бы вы, сколько раз за последние годы самые разные люди в разных формулировках спрашивали меня, не боюсь ли я, грубо говоря, попасть в ад за "дьяволопоклонничество", демонов и все такое. Из чистого человеческого любопытства, без пафоса и желания задеть, об этом меня спрашивали и злостные неплательщики алиментов, и взяточники, и хронические чревоугодники с ожирением, и хронические же завистники, и люди с природной склонностью вместо маленьких будничных чудес видеть вокруг преимущественно негатив, и православные венчанные христиане, с удовольствием гуляющие налево, и драчуны, и много кто еще. Они спрашивали об этом на полном серьезе! Потому что искренне считают первейшей доблестью или ужаснейшим пороком принадлежность к какому-то эгрегору, а не внутренние этические принципы. Очень много раз в разных формулировках я слышала этот вопрос, очень - но каждый раз удивляюсь как впервые!

Сочинилось утром

В Макондо ночь. Немые разговоры,
Чужие сны, пустые коридоры,
Луна в окне, а на столе - коньяк.
Altum silentium. Аминь. Да будет так.

Сырой туман ползет по переулку,
Все боги спят - от Иеговы до Ктулху,
И только ангел, запертый внутри,
Пожмет плечами: выйди, покури.

И ты, в горчащем облаке ментола,
Безгрешен как монах Савонарола,
И также грязен в ложной чистоте,
Рисуешь мысли на пустом холсте.

Ты просишь: не пойми меня превратно,
Но - черт! - как остро хочется обратно...
Да, знаю, что иллюзия и бред.
"Обратно" - нет. И "завтра" - тоже нет.

Есть только небо и над рожью пропасть,
Немая благодать и божья робость,
Коньяк, и ангел, и в окне луна.
В Макондо ночь. В Макондо ночь, нежна.
люцик

Садгуру Свами Вишну Дэв о любви. Лучше, пожалуй, не сказать.

Любовь не знает правил,
Любовь не требует ничего взамен,
Любовь не сравнивает и не оценивает,
Любовь не ожидает и не просит,
Она отдает и отдается.
В Любви нет свободы для эго –
это сладкое рабство, благоухающий плен,
но именно оно и есть истинная свобода, свобода от «Я».
Все другие виды свободы вне Любви –
просто самообман эго.
В любви нет выгоды, цели и результата,
Она и есть цель и результат.
Любовь не решает никаких проблем,
Кроме одной – проблемы Тебя.
Когда есть истинная любовь – тебя нет,
Ибо Ты и любовь – понятия несовместимые
Когда есть Ты – любви нет.
Когда есть любовь – тебя нет. Collapse )
пушба профиль

Секта

По ссылке подруге прочитала на фб грустное - о девушке, которая свихнулась на религиозной почве и теперь учит всех быть солнечными и верить в Бога, а тех, кто недостаточно солнечный - в топку, в топку, в топку!! Очень тяжелое впечатление. Еще заметила, что несмотря на то, что все друзья явно обеспокоены ее состоянием, в комментариях почти не звучит слово "секта" - потому что оно вообще звучит редко в случаях, если человек опирается на христианский первоисточник, Библию, и если он при этом не говорит вслух о принадлежности к какой-то группе. Все говорят - "свихнулся", а не "возможно, попал в секту".
В то же время мне часто приходится слышать словосочетание "опасная секта", прилепленное к безобидной организации. Просто из-за ее некой альтернативности.
С моей точки зрения, опасная секта - это когда:
1) человеку внушают, что данный путь - единственно верный, а налево пойдешь - все потеряешь; всех, кто не с нами, ждет гибель души, и прочие "в топку";
2) есть духовный лидер, которому поклоняются как божеству, перед которым отчитываются, который определяет вектор каждого участника группы;
3) разводят на деньги;
4) пытаются как-то повлиять на социальную жизнь человека;
5) в частности, пытаются ограничить социальные связи человека, внушают, что другие "ничего не понимают", "теперь для тебя чужие".
Все же остальное, перечисленное в расплодившихся энциклопедиях сектоведения - это просто разные пути духовного развития.
люцик

Детское

Яся сегодня говорит: "Давай хором споем про кузнечика, который никогда не ковырялся в носу!"
Я удивилась - что это за странная песня.
Оказалось - ее интерпретация слов "Он ел одну лишь травку, Не трогал и козявку".

Вспоминается, как Андрей Лапин на какой-то из последних лекций рассказывал о маленьком мальчике, который ходил за бабушкой и повторял: "Молись и кайся! Молись и кайся!" - ни с того ни с сего. Бабушка впала в предапокалиптический ступор, а потом выяснилось, что ребенок всего лишь просил поставить мульт про Малыша и Карлсона.

Про зайку я уже тут писала. Маленькая Ясечка думала, что в стихотворении "Зайку бросила хозяйка" речь идет о 2х зайцах - жертве, Зайке и агрессоре, Ха-Зайке.

Расскажите что-нибудь такое про детское восприятие слов.

Под катом - сегодняшний Ясечек. На первой фотке - какой я ее вела на елку, на второй - какой она вернулась.
У нас сейчас с ней будет чудесный вечер - "Паранорман" и спагетти у нее и спринг-роллы из "Джаганната" и безалкогольное шампанское у меня.
Collapse )
люцик

Сверхъестественное

Вчера на ночь посмотрела пару серий "Сверхъестественного" - сколько же там ляпов. В рождественской серии, например, появляется миловидная супружеская пара - типа языческие боги, притворяющиеся добропорядочными американцами - и вот они жалуются, что раньше им столько жертв приносили, а с рождением Христа - фиг дождешься. Я даже печеньем поперхнулась - ничего себе противопоставление, как будто бы до рождения Христа у нас кровушку жертвовали исключительно языческим богам, как будто бы Ветхий Завет мы и вовсе не читали.
Еще в одном месте рассмотрела алтарное покрывало с печатью Астарота, вокруг которой почему-то было написано "Сатана". А в ритуале экзорцизма рефреном звучало: "альфаграмматон... альфаграмматон" - может, это гибрид тетраграмматона и альфа-самца? Ну и отдельно доставляет, конечно, как они расправляются с нечистью. То есть, сам сюжет интересно прописан - но только до того момента, как в решающую минуту герой с лукавым видом достает из кармана колбу с водопроводной водой, в которой лежит крестик, или что-нибудь в этом роде.
люцик

Не читайте советских газет

Ужасная история - некая тетка, на вид не просто двинутая, а конкретно сумасшедшая, много лет была в какой-то то ли "секте", то ли как-то так; в итоге убила топором собственного ребенка (которого шестью месяцами ранее сначала отобрали, а потом все-таки вернули обратно органы опеки), и вот в эфире ОРТ обсуждается, что все это потому что она не была христианкой, не пошла в храм, когда отец организовал крестины сына, что по поводу сектантства нужны строгие законы. В качестве финального "гласа разума" выступает какой-то теоретик православного богословия, который сначала рассуждает чуть ли не о массовости сатанинских жертвоприношений, а потом вдруг говорит, что просто не было судебного прецедента, чтобы запретить деятельность секты (какой - не называется). Просто поразительно. И ведь наверняка кто-то смотрит и ведется. Получается, опека, проглядевшая больного человека (показывали кадры, как ей возвращали детей - там не надо даже медицинского образования, чтобы понять, что делать этого не стоило) - вроде как, не виновата. Виновата - секта. А "секта" - все, что не церковь. Тут же показывается шкафчик с спец. литературой тетки, в котором какие-то невинные открыточки с чакрами, и прочий ассортимент эзотерических лавчонок. Бесхитростная такая демонизация. Сегодня носит адидас, а завтра - родину продаст.
Интересно, а когда в пьяной драке кто-нибудь формально православный убивает своих, почему никто не говорит о его неправильном духовном пути - все, вроде как, понимают, что дело в маргинальности конкретного человека?
Даже страшновато от дешевизны уловки, честно говоря.
люцик

Долли

Заходила Долли.
За рисом со шпинатом и салатом с брынзой беседовали о мрачном и красивом. Вместе с Долли в мой дом пришли прекрасные подарки.
У нее и b_a_n_s_h_e_e вышла долгожданная книга - "Жемчуг проклятых". Я еще не начала читать, но знаю, что там все изысканно и мрачно. Викторианские реалии, до мельчайших подробностей прописанные, фейри и селки. И да, вместе с книгой мне был вручен талисман - серебряный селки. Существо, настраивающее на трансформацию. У меня вообще был год трансформаций, а сейчас, под конец оного, так закрутило, так - просто свободное падение вверх.
48.46 КБ
39.45 КБ
Еще Долли принесла ароматы, и теперь у меня есть восхитительно колдовская лимитка Mio Bjao - виноград, мед, травы, какое-то необузданное языческое веселье. Почему-то вспомнились сразу строчки:

Покинули береговой простор
И смолкли боги древние с тех пор,
Как заглушив прибой и ураган,
Ужасный вопль раздался: «Умер Пан!»
Сколь многое погибло вместе с ним,
Прекрасен был тот мир, неповторим,
Там были встарь все рощи и ручьи
Полны пугливых нимф, насмешки чьи
Будили страсть в богах. И страсти плод
В подлунной начинал геройский род.

И сейчас все эти феи и нимфы пляшут на моем запястье, и так хорошо, должно быть, засыпать в их компании, особенно учитывая, что на следующей неделе обещали невозможный мороз.
А еще у меня есть важная новость, но о ней - завтра утром.