Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

люцик

(no subject)

Все же такие суеверные у нас люди. Диалог в продуктовой палатке, в стиле "бабушка, почему у тебя такие большие уши".
- Ой, а что это у вас на шее? Корова?
- Сами вы корова. А это - Бафомет!
- Ой... А в сумке что это???
- Это просто моя лягушка.
- И вы ее не боитесь?
- А что ее бояться? Она ведь мертвая.... Да, мне еще вон ту шоколадку, пожалуйста.
- А шокодаку я вам дарю!!!
люцик

Старое кладбище. Еще один отрывок.

И вот однажды из Ярославля в одну из деревень ехал молодой парень, звали его Денис. Было у него какое-то дело — то ли навещал дальнюю родственницу, то ли получил нехитрую подработку : баню кому-нибудь починить или сарай построить. Было раннее утро, над полями висел туман, как огромное призрачное море. В машине играло радио — какая-то попса, парень старался вести неспешно и внимательно, красота рассветной дороги завораживала, несмотря на то, что он всю жизнь провел в этих местах, и глаз его привык к мрачноватой нежности, которой было словно пропитано все окружающее пространство. Это был не величественный сумрак северных гор, не выжигающая взгляд мертвенность Заполярья — нет, просто мягкий морок, который все, кто здесь оказывался, вдыхал вместе с прохладным влажным воздухом. Тихая, без привкуса драмы или истерики, эльфийская печаль, которой пропитываешься как губка водой незаметно для себя самого.
Денису оставалось проехать совсем немного, когда из колонок вдруг раздалось шипение, оно нарастало, перекрывая очередной попсовый мотив. Парень разочарованно покрутил ручку приемника, но видимо, от города было уже слишком далеко, радиосигнал слабел. Он уже хотел вовсе выключить радио, когда ему почудилось, что сквозь помехи пробивается чей-то голос — высокий, женский, певучий. Может быть, наслоение другой волны. И было в том голосе что-то притягательное — хотелось разобрать, о чем говорят или поют. Должно быть, это была литературная передача, транслировали сказку или фантастический роман. Ясным лишенным интонаций голосом актриса повторяла:
- ...У дуба-то ветка оттопыренная — как для висельника специально росла.... Веревка бельевая, не было другой — ничего, худенькая, выдержит, сойдет.... На шее след багровый, лицо раздулось, челюсть набок съехала.... Называли все красивой, а теперь смерть с другими уровняла — как кукла висит....Ветка удобная да низко растет — ноги лисы обглодали.... Мясо объели, ноги в клочьях кожи так на костях и висят.... Платья белое, лучшее было, а из него ноги костяные торчат... Три весны висела, никто не плакал по ней, не искал, не забеспокоился....Collapse )
люцик

Старое кладбище

В честь моего дня рождения публикую начало новой книги. Появится она к Самайну (а может, и раньше), называется - "Старое кладбище".


​Кладбищенский сторож, которого все фамильярно называли Санычем, давно знал, что старуха Евдокия Петровна, полвека назад похороненная, задержалась в междумирии и бродит по ночам. Относился он к этому философски — во-первых, сознание его было изменено многолетним соседством с мертвыми, во-вторых, спать он без поллитрушки никогда не ложился - водка была его личным миротворцем, способным осенить спокойствием любые странные обстоятельства, в-третьих, к своим подопечным, спавшим в гробах, Саныч относился с почти отеческой опекой. Человеком он был одиноким, и мертвые стали его безмолвными друзьями, теми, к кому каждый день были обращены его остававшиеся без ответа речи. Были у него «любимые» мертвецы, были и те, на могилах которых он почти никогда не появлялся. Collapse )
картина

Суровая африканская зима

Судьба занесла в такой уголок мира, что и представить страшно.
Такси - только для черных, поездка белого человека с высокой вероятностью закончится смертью.
Общественного транспорта - нет. Чтобы куда-то попасть, надо договариваться со спонтанными знакомыми - владельцами местных кафе, гестхаусов, их друзьями - и тогда они подвозят до пункта назначения.
Среди местных есть поверье, что если переспать с белой женщиной, спид пройдет сам собой. Вечером никуда не выйдешь. Живу в относительно безопасном районе - так его рекомендовали с оговоркой "нет, ну если группой по трое идти, точно ничего не случится".
Зато тут есть слоны, львы, обезьяны и колдуны.
Еще и зима тут - днем 18-20, вечером - плюс 5.
картина

О "Болоте"

"Болото" потихонечку появляется в магазинах - есть уже во всех крупных и почти во всех сетевых. Насколько мне известно, выгоднее всего заказывать вот здесь: http://read.ru/id/3945132/
Решила опубликовать несколько отрывков. Спойлеров в них нет, я нарочно буду брать кусочки, которые не имеют прямого отношения к развитию сюжета.

"Раз, два, три, четыре, пять. Я иду тебя искать. Раз, два, три, четыре, пять…
Максиму было пять лет, когда его отец повесился. Он во дворе играл с ребятами, вышибалы, войнушка, из самодельной рогатки по воробьям. Пить захотел – помчался вверх по лестнице, перепрыгивая через ступеньку. Май, солнце, небо высокое, жуки звенят, первые одуванчики, кровь бьет в виски. Потом это будет вспоминаться как счастье, а тогда было просто обычным будничным днем. Толкнул дверь, с порога крикнул: «Мааам?... Пааап?» - никто не ответил ему. Скинул сандалии, босыми ногами прошлепал в кухню, напился воды прямо из чайника, припав губами к жестяному носику, а потом и в комнату решил заглянуть. Может быть, и не заглядывал бы – во дворе мальчишки ждали – только вот Максима удивило, что дверь плотно закрыта. Комната у них была одна, и она никогда не закрывалась. А потом он и записку приметил, прямоугольный белый листок, приклеенный кусочком пластилина прямо на дверь. И буквы крупные, печатные, старательно выведенные – специально, чтобы Максим сумел прочесть. Он и прочитал, водя по строчкам указательным пальцем.
«Мак-сим…не…вхо-ди…Зо-ви...ма-му…Не…вхо-ди…» Collapse )
люцик

Новые тенденции таксидермии

Искала с утра на etsy готические и стимпанковские украшения, поняла, что кое-что я пропустила. Оказывается, в таксидермии появились новые тренды - классическими "чучелами" больше никого не удивишь. Многие мастера работают в horror-эстетике, используя фрагменты мертвых зверушек.
Кто-то, возможно, осудит, но по мне - это лучше, чем бесхитростно мертвых зверушек поедать.
В этом есть какая-то болезненная, "неправильная" красота.
Для тех, кто хочет, чтобы из его груди выглядывала мертвая мышА, вот:
такс
Автор - Лорен Кейн (http://www.etsy.com/listing/119089758/taxidermy-peeking-mouse-necklace?ref=v1_other_1)
Мертвыми мышками можно украшать не только себя, но и свое пространство:
такс2
(http://www.etsy.com/listing/117574383/saleprecious-mouse-taxidermy-art)
такс1
(http://www.etsy.com/listing/118708098/this-item-is-reservedtaxidermy-sleeping?ref=v1_other_1)
Collapse )
люцик

Предупреждаю - говорят, это действительно страшная история

Из моей новой книги.
И на ночь ее лучше не читать.

"...Жила в одной деревне женщина - Варварой ее звали - которую все считали дурочкой блаженной. Нелюдимой и некрасивой она была, и никто даже не знал, сколько ей лет – кожа ее была гладкой, а вот взгляд такой, словно все на свете уже давно ей опостылело. Впрочем, Варвара редко фокусировала его на чьем-нибудь лице – она была слишком замкнутой, чтобы общаться даже глазами. Самым странным было то, что никто не помнил, как она в деревне появилась. После войны путаница была, многие уехали, чужаки, наоборот, приходили, некоторые оставались насовсем. Наверное, и она была одним из таких странников в поисках лучшей участи. Она заняла самый крайний из пустовавших домов, у леса, самый ветхий и маленький, и за десяток-другой лет довела его до состояния полного запустения. Иногда сердобольный сосед чинил ей крышу, а потом бубнил в прокуренные усы: никакой, мол, благодарности, у нее дождевая вода гулко капала в подставленный таз, я все сделал, стало сухо, а эта Варвара мало того, что «спасибо» не сказала, так даже и не глянула в лицо. Никто не знал, на что она живет, чем питается. Она всегда ходила в одном и том же платье из дерюжки, подол которого отяжелел от засохшей грязи. В одном и том же – но пахло от нее не густым мускусом человеческих выделений, которые не смывают с кожи, а подполом и плесенью. Collapse )
люцик

Андрей Лапин о любви

Сейчас в очередной раз давала человеку ссылку на этот материал и подумала - почему бы и к себе не запостить его. Очень правильные мысли, хотя многим покажется, что это жестоко. Когда-то я заинтересовалась лекциями Лапина, прочитав именно эти слова.

"....Вот первый признак человеческой любви - все обычные, хорошие люди являются некрофилами. Они любят мёртвое. Некрофилия - это любовь к трупу. Практически все нормальные люди - некрофилы. Когда вы думаете, что любите живого человека, вы глубоко заблуждаетесь, на самом деле вы любите что-то мёртвое. И этот труп вы изготавливаете сами! Человеческая голова - это мавзолей, где хранится бережно изготовленная мумия возлюбленного.
Изготовление такой мумии не занимает много времени и сил. Происходит это просто: когда вы в кого-нибудь влюбляетесь, то этот человек становится вдруг для вас совершенно необыкновенным, отличным от всех остальных. Вы его выделяете из всей толпы, он становится для вас по-настоящему особым, вы начинаете думать о нём, вспоминать его, мечтать о нём...
Любовь заставляет вас возвращаться мыслями к своему любимому. И вспоминаете вы всегда то, что вам в нём нравится. В этот момент любовь проявляется через воспоминания; когда вы разделены, вам доступна только такая любовь - воспоминания. Если до любимого нельзя дотронуться рукой или взглядом, вы дотрагиваетесь мыслями, мечтами.Collapse )
люцик

Ну и утро...

Я ведь довольно давно живу замкнуто, ограничила круг общения выбранными мною людьми, а не навязанными, ни на какие мероприятия не хожу много лет, и вся эта мышиная возня вне круга моего внимания. Обо мне давно ничего не писали в прессе (не о книгах - на "Мертвых из Верхнего Лога" много рецензий было), а именно обо мне. Только у Быкова в прошлом году немного о себе поговорила, да и то.
И вдруг сегодня утром, как всегда проверяю почту, а там - письмо Гали, которое начинается реверансами - мол, "только ты не расстраивайся, лучше вообще это не читай." Первая мысль была - кто-то проехался по "Мертвым...", начала гуглить, но ничего не нашла.
Оказалось - не по "Мертвым...", и даже не то чтобы по мне. По человеку, с которым я давно себя не ассоциирую, по созданному много лет назад образу. Тексты мои студенческие вытащили на свет, перемешали со свежими строчками из блога, чтобы создать иллюзию актуальности (понятно, что старых текстов - полотна, а новых - несколько строчек), из начала нулевых выбрали самые неудачные фотографии - ни одной свежей вообще, только где я в идиотских ракурсах, поправившаяся после родов, в ортопедической обуви после травмы - в общем, перелопатили блог до 2004 года в поисках фотографий похуже. Про тексты вообще промолчу лучше, не буду вдаваться в подробности. И много страниц комментариев о том, какая я ужасная.
Комедийный штрих: какая-то девушка решила на том сайте меня реабилитировать и повесила стихи, тоже стародавние и плохие. Медвежья услуга, но хотя бы трогательно.

Что не может радовать в этой истории: когда-нибудь я перейду на новый уровень квеста, в очередной раз поменяю псевдоним, но они меня достанут и там. Это раньше было удобно - распродали тираж, и ты сама решаешь, уничтожить файл или продать по новому кругу. Я всегда выбирала опцию "уничтожить". А сейчас - все висит в сети, это все навсегда. Любой человек, которому я чем-то не понравилась, имеет возможность нагуглить древнюю книжечку и выпустить ее в эфир.
И это ужасно, да. Но с другой стороны, если бы я тренировалась в стол, у меня не было бы времени столько писать, не было бы ни "Мертвых..", ни "Солнца..", ни "Августа на берегу Стикса...", ни чемпионата буриме, ни, возможно, этого блога.

Что не может не радовать в этой истории: получается, что против меня нет аргументов, кроме текстов, которые я тысячу лет назад переросла, и фотографий в ортопедической обуви, на которых меня и не узнать?
Получается, что них просто не получится собрать такую толпу комментаторов, если опубликуют настоящее, сегодняшнее, не вырванное из контекста - остается только мошенничать.
люцик

Вульгарность

Редко, очень редко, но все-таки мне встречаются люди, которым к лицу вульгарность.
Обычно вульгарность (то есть, не она сама, а то, что принято считать ее внешними атрибутами) - всякие там блестящие ботинки, длиннющие красные ногти, блестки на веках, которым некто посыпает себя с утра, люрекс, золотые зубы, громкий смех, привычка использовать ненормативную лексику в качестве слов-связок, а не самостоятельных конструкций, итп - воспринимается либо как свидетельство неглубокой личности, прячущейся за всей этой мишурой, либо как отчаянная попытка замаскировать свой ужас. Перед старостью, смертью, мужчинами, давно облысевшими и обветшавшими одноклассниками, которые миллион лет назад дразнили ее, но до сих пор почему-то обидно.
Но иногда вульгарность - это атрибут Богини. Честно говоря, не могу нащупать и сформулировать мысль о пантеоне, к которому она принадлежит. Что-то такое кочевое, драконье, варварское.
Вот сейчас я сижу в кафе, жду, когда машину переобуют. И через столик сидит девица лет двадцати пяти - не то чтобы даже красотка в общепринятом понимании этого странного слова, но в то же время глаз не отвести. Она так хохочет, и так при этом голову запрокидывает, и у нее серьги (что это за серьги, я бы вполне могла принять их за миниатюрные абажуры в восточном стиле) звенят! У нее красное платье и золотой жилет. И колготки в сеточку, а на щиколотке - ну роза, конечно, что же еще. И это все ужасно, кошмарно, неправильно, но в то же время притягательно и восхитительно. Причем если это наденет просто женщина, или даже Богиня, но другого пантеона, весь морок рассеется, и останется просто "дура какая-то", которая непонятно зачем вырядилась как новогодняя елка.
Или вот я когда-то, в середине нулевых, делала рубрику для передачи одной, и там была ведущая по имени Алина - она была чудовищно вульгарна, но это тоже имело божественную природу. У нее были рыжие волосы до попы, все время какие-то кружева, меха и брульянты. И она была восхитительна, потому что в ней явно тоже была эта неопределяемая драконья кровь.