September 16th, 2011

люцик

Исигуро

Вчера никак не могла уснуть, в итоге к половине пятого утра прочла Исигуро ("Не отпускай меня"). Ну что я могу сказать? Внимание книга увлекла (хотя если рассматривать одну только плоскость "увлекательное", сценарий фильма "Остров" на ту же тему гораздо более обоснован логически). Эмоционально же... ноль, полный ноль. Более того, к моменту, когда ослабленную больницей Рут повели смотреть на лодку, меня начало слегка подташнивать от этого спокойного пафоса. Предполагаю, что как книга может оказаться куда более пустой, чем обещала Times, так и я сама, с равной вероятностью, моральным уродом.
Кто-нибудь читал? Как вам?
люцик

ЧСВ

Мне вот часто спрашивают - почему не даешь, мол, ссылок на то, что о тебе там-то или там-то написали. Или высказались. Тот же Быков - хорошо ведь о книгах сказал, почему нельзя об этом подробнее.
Ну не знаю.
Мне всегда казалось, что подобные вещи здорово обесценивают масштаб. Я вообще сомневаюсь, что взрослому человеку целесообразно кому-то и что-то там доказывать. Но даже если так, если кому-то хочется больших шоколадных медалек... Доказательством крутизны (красоты, социального успеха, чего угодно другого) должна быть сама личность, а не ссылки на нее. В противном случае это выглядит даже не нарциссизмом, а довольно убогим аутотреннингом.
Я была знакома с одной женщиной, которая цитировала в своем жж чуть ли не каждое гопническое "вах-вах", которое ей написали где-нибудь вконтактике. Без преувеличений. У нее мог быть отдельный пост на тему, что какой-то там таксист намедни сказал, что она чудо как хороша и выглядит на пятнадцать, а такой-то случайный виртуальный прохожий написал, что ее брюки офигительно сочетаются с бусами. Позитивные комментарии тоже выносились в отдельные посты. Мне всегда казалось это болезненным.
Так что мне гораздо приятнее, когда кто-то что-то случайно обо мне услышал, чем грубо ткнуть всем в физию ссылками на мою персону.
Вот, высказалась.

Апдейт: нажала на "редактировать", чтобы апдейтом дать ссылку на то, как меня обосрали за этот самый пост, не прошло и пару часов с его появления на свет, но потом подумала, что водевиль какой-то получится. Передумала, в общем.
люцик

Написалось неожиданно

Случаются у меня литературные рабы - конечно, неодушевленные. Сегодня одним из них стала бутылка дешевого каберне, которое я пару дней назад приобрела в супермаркете на углу. Не вся бутылка, конечно, пара кубков. Возможно, потом отредактирую. Хотя... Что уж там, реверанс это - до редактуры у меня почти никогда не доходит, распиздяй я.

В баре у моря осень. Темно и пусто,
Кто-то терзает пряную плоть лангуста,
Кто-то в углу от скуки читает Пруста...
Юные девы танцуют вальсы и твисты,
Трогательно скуласты. И так игристы
Как молодое вино. Берега скалисты,
Южные звезды - праздничные монисты.

Тысячу лет назад ты родилась щенком.
Милым, безродным, с взъерошенным хохолком,
Хвост пистолетом и уши всегда торчком.
Тапочки грызла, гонялась за мотыльком,
Выла на млечный путь - все так, ни о ком,
Ни о ком конкретном...
Юные девы, у моря, в дыму сигаретном
Пьют каберне и притоптывают каблуком.

В баре у моря осень. Луна двухвоста.
Смуглый старик - должно быть, под девяносто,
Пахнущий пылью, солодом и компостом,
Словно пришел привет передать с погоста.
К стойке подходит. Ром, говорит, и баста.
Венчики волн как будто из пенопласта.

Тысячу лет назад ты родилась котом,
Толстым, как водится, с меховым животом,
Терлась о ноги, закручиваясь жгутом,
В марте мечтала о страстном и холостом,
В августе - молча прогуливалась под зонтом,
По ночным бульварам -
Так вот сентябрь бредет по приморским барам
В платье немодном, бархатном и простом.

В баре у моря осень. ты станешь волком,
Будешь курить,слоняться по барахолкам,
Предпочитать вуали простым футболкам.

В баре у моря осень. А ты - как волк.
Сотни днепров в заначке, десятки волг.
Темное небо как грубый китайский шелк.
Тусклая лампа мерцает под потолком,
Юные девы притоптывают каблуком,
Смуглый старик разбавляет коньяк матерком -
Он, окруженный сизым седым дымком,
Кажется богом - но не святым стариком,
а мрачным, древним, жестоким, ветхозаветным.
...Тихо уходишь на стылый пляж босиком,
Выть на луну, беспафосно, ни о ком.
Ни о ком конкретном.